контактные телефоныТелефоны: +7 495 917-80-20, +7 495 917-80-28  связатся по E-mailE-mail: igisp@igisp.ru
 
 
О нас |  IAGP |  VIP проект |  Тренинги |  Тренеры |  Расписание

Комната, в которую нельзя войти без стука

Интервью Екатерины Михайловой
Савицкая Наталья,
«Независимая газета», 10.03.2000

Чего не хватает нашим современницам для полного счастья?

Поделиться бедой, излить душу, даже поплакать — это подчас необходимо каждой женщине. Раньше для этого шли к соседке, тетке, подружке, а теперь — к психотерапевту. Новая женская (а может, и барская?) забава на Руси. Почему к психотерапевту в нашей стране чаще всего обращаются именно женщины? Какие именно? Только ли жены новых русских? Об этом корреспондент «НГ» решила спросить тренера по психодраме Института групповой и семейной психотерапии Екатерину Михайлову.

Начнем с того, что к нам обращаются женщины особые. Они могут быть или не быть замужем, но они обязательно активны. Женщины, которые выбрали зависимость (я не имею в виду только финансовую), не ориентированы на то, чтобы самой разбираться в себе. Они чувствуют себя попавшими в некую ловушку и чаще прибегают к помощи таблеток и экстрасенсов. Участница наших тренингов — та, у которой в определенной ситуации приостановился личностный рост. У большинства этих женщин есть муж, дети, работа. В основном они умны, красивы и, с точки зрения обывателя, достаточно благополучны. Но — нуждаются в поддержке. При этом они изначально лишены иллюзий, что кто-то решит их проблемы.

— В чем же состоит ваша задача?

— Все устроить так, чтобы совершенно разные люди принесли друг другу как можно больше пользы. Я даю им ту работу, которую они могут делать вместе. Психодрама задумывалась Дж. Морено как система действий, изображающих внутренний мир человека и социальное поведение средствами ролевой игры. Используя элементы классической психодрамы, можно лечить, учить, воспитывать и стимулировать личностный рост. Обнаружив какой-то внутренний конфликт, мы работаем с ним, моделируем будущее, оплакиваем утраты и открываем в себе новые возможности.

— Оплакиваем... Это в прямом смысле?

— А как же! Практически каждый тренинг мы проводим одну игру, и всегда в конце — объятия и слезы. Представьте себе, сидят взрослые женщины и хлюпают носами. Отчасти это, конечно, оттого, что все уже непоправимо, потому что родителей нет, они умерли. А заноза осталась. И этих заноз много. Мы вытаскиваем одну и показываем этим, как можно вытащить все остальные. И сделать это можно самому.

— С кем из родителей связано большее количество психотравм ваших клиентов?

— Чаще с мамой. И это характерно не только для женских групп, но и для смешанных тоже. Я думаю, это оттого, что мама сама часто была травмирована. Например, людей моего поколения растили бабушки, и тоска по матери у многих просто глубокая. Может, поэтому основная наша работа идет по женской линии (мама, бабушка, тетя), которая наследуется, передается от поколения к поколению. Одна из наших программ, связанная с этой линией: «Дети — обуза». Первой, допустим, это сказала прабабушка, спасаясь бегством от белых (или красных) на товарном поезде с больным ребенком на руках, умирающим к тому же от пневмонии. Она рассказала об этом своей подросшей дочери. А у той, уже взрослой, жизнь — сплошные испытания, потому что опять же была война. И она тоже своему ребенку эти слова сказала. А дальше, как снежный ком: и зверский уклад нашей жизни, то запрещающий делать аборты, то разрешающий, потому что стране то нужны солдаты, то не нужны, и это варварское родовспоможение при опять же лицемерном словесном окружении материнства этаким ореолом святости. В результате — психологическая травма.

— С какими темами вам чаще всего приходится работать в женских группах?

— Одна из самых больных тем — аборты, связанное с ними чувство вины. Кстати, это усилилось в последнее время. Плакаты в метро и магазинах угрожают, обличают: «Ты — убийца!». Достаточно жесткую позицию в этом вопросе занимает и церковь. Причем вина возлагается только на женщину! Пора бы уяснить: обвинения способны только ожесточить женщину, особенно в нынешней ситуации, когда ее судьбой общество обеспокоено так мало.

Я всегда спрашиваю наших клиентов, что означало для семьи ее рождение: случай, проблему, глупость... Очень много боли связано с этим, казалось бы, простым вопросом!

— Какие группы предпочтительнее для работы, смешанные или однополые?

— Одна участница, волей случая побывавшая и в том и в другом коллективе, как-то заметила: «В смешанных группах все время думаешь, как сядешь, что скажешь». Это, кстати, довольно любопытное высказывание. Образ мужчины побуждает женщину думать о нем, как о некоем источнике оценок: ему надо нравиться, его мнение нужно все время учитывать. И это заметьте, даже несмотря на то, что от мужчин, которые участвовали в тренингах, не исходило в адрес женщин вообще никакой критики. Так что есть свои плюсы и минусы и в той и другой группе.

— Расскажите о работе в смешанных группах.

— Тут, видите ли, вот какая особенность. Страна у нас патриархальная, военизированная, теперь еще и криминальная, поэтому вся психотерапия названа «женским делом». Мы еще не дожили до осознания того положения, что и мужчины умеют чувствовать. Так что в группу (если это не группа профессионалов) придут на десять женщин двое мужчин. И эти представители сильного пола будут несколько «странными», я бы сказала, этакими «аутсайдерами» маскулинной культуры. За рубежом в таких группах тоже больше женщин, но не в таком соотношении, как у нас, примерно 30-40% к 50%. У нас совершенно не развит институт отцовства. Отчасти и потому, что мужчин у нас часто убивали в войнах, их численно было меньше, чем женщин. Поэтому, быть может, образ жесткой и властной женщины, которая спокойно обходится без этих «хилых мужиков», прочно укоренился в нашем сознании. Это одна сторона медали. Другая — миф, который создали сами мужчины и согласно которому они могут спокойно обойтись без психотерапии. Сегодня редко встретишь зрелое отношение друг к другу в семье. Почему? Наша массовая культура нынче не только культура «маскулинная», она еще и «подростковая». В ней правят бал мальчики, не наигравшиеся в пистолетики, машиночки, в разноцветные напитки и бани с проститутками. Это — подростки, гиперсексуальные, не знающие удержу, соревнующиеся постоянно, убивающие друг друга в конце концов. Мы застряли в «подростковом» периоде. И это переносится в семью, массовая культура навязывает нам свои стереотипы.

— А женщине навязывается стереотип преданной подруги, хранительницы домашнего очага...

— Если женщине задать во время тренинга простейший вопрос: есть ли у вас место в доме, то окажется почти наверняка, что у большинства такого места нет! Конечно, есть кухня, но сын и муж в любую минуту могут туда зайти чаю попить или просто посидеть, это место общего пользования. Даже у собаки есть какой-то коврик, а у так называемой хозяйки дома — нет! Считается, что это счастье, когда ты всем нужна, и женщины этим часто утешаются. Но рано или поздно наступает момент, когда ей хочется иметь что-то и лично для себя. На тренинге на вопрос о счастье одна женщина ответила: «Иметь комнату, в которую нельзя войти без стука».

Кроме того, женщины часто не могут позволить себе отвлечься и побыть одной, им кажется, что есть более важные дела: муж, работа, дети, обмены квартир, финансовые вопросы. Еще одна клиентка, замученная повседневными проблемами, сформулировала свою мечту так: «Когда со всем этим разберусь, найду себе партнера по танцам». На недоуменный вопрос — зачем ответила с легким вызовом: «Покапризничать хочу».

— Что же на самом деле нужно женщине, чтобы почувствовать себя счастливее?

— Принято считать, что женское счастье — здоровье детей, возможность в чем-то превосходить других женщин (лучше одеваться, лучше обустроить дом, лучше выйти замуж). Однако недавнее исследование, посвященное представлению о счастье мужчин и женщин, говорит о другом. Оказалось, мужские представления о счастье соответствуют общепринятому представлению — это успехи в работе, признание окружающих. А у женщин на первом месте оказалась «возможность почувствовать себя частью чего-то, что больше, чем ты». Это могут быть природа, искусство, религия. Вот она утром в сад выходит — и объединяется с природой, садится за рояль — и сливается с музыкой. А на второе место женщины поставили возможность «выражать себя словами». Ведь важно, чтобы было кому и что выразить. Это может быть и возлюбленный, и муж, и подруги. Нужна в этом плане возможность писать стихи или дневник. А все то, что традиционно принято считать «женским счастьем», оказалось в самом конце списка.

Dkey design
 
Поиск: